sud_da_delo

Цена нарушенной клятвы Гиппократа

Человеку свойственно ошибаться… Но порой человеческая ошибка приводит к недееспособности, инвалидности или даже смерти другого человека. Речь идет о медицинской ошибке. По приблизительным оценкам, ежегодно в России из-за врачебных ошибок погибает 40–50 тыс. человек. Такие данные приводит сайт Право.ру.

В медицинской среде считается, что врачебная ошибка вне зависимости от тяжести последствий не наказуема юридически: она является не уголовно-правовой проблемой, а медицинской. «Если общество возложит всю полноту ответственности на врача, то кто же будет лечить больных? Какой хирург отважится оперировать без стопроцентной гарантии успеха, если за спиной у него будет стоять судья?», — писал врач О. Е. Бобров. Его цитирует всем известный Интернет-ресурс Wikipedia.

Возможно, по этой причине  в российском законодательстве отсутствует само это понятие. Тем не менее,  обращение в суд на сегодняшний день – единственный способ защиты интересов пациента.

Как показывает практика, уголовные дела в отношении медработников прекращаются в 70 % случаев. Так же закон не дает и четких критериев, позволяющих определить размер компенсации морального вреда – не существует даже привязки для определения размера выплаты. По оценкам специалистов, средняя компенсация морального вреда составляет 300–400 тыс. руб. и возрастает до 1 млн. руб. в случае гибели пациента.

В любом случае сумма назначается исключительно судом, опирающимся на «разумность и справедливость, характер и степень страданий, степень вины причинителя» (1101 ГК РФ). На деле это выливается в то, что требования по медицинским делам редко удовлетворяются в полном объеме. Но бывают и исключения…

Рекордная компенсация, выплаченная за врачебную ошибку в России, составила 15 млн. руб. Первый санкт-петербургский госмедуниверситет им. академика И. П. Павлова выплатил в качестве компенсации морального вреда за врачебную ошибку 15 миллионов рублей жительнице северной столицы Ирине Разиной. Из-за ошибки медиков, выбравших неправильную тактику проведения родов, здоровью женщины был причинен тяжкий вред, а ребенок родился с необратимым повреждением головного мозга. В стабильно тяжелом состоянии он прожил всего чуть более двух лет.

Решение о рекордной для российской судебной практики компенсации принял в 2012 году Приморский районный суд Санкт-Петербурга, а в ноябре того же года решение подтвердил Санкт-Петербургский городской суд.

По заявленной, присужденной и выплаченной сумме это дело является беспрецедентным, хотя аналогичные иски подаются в российские суды регулярно.

За рубежом компенсация морального вреда начинается в среднем от $150 тыс. и может доходить до нескольких миллионов долларов. Размеры компенсаций, принятые в мировой практике, часто были установлены в результате судебных тяжб пострадавших с авиакомпаниями, железнодорожными компаниями и т. д. «Со временем данные стандарты стали нормой и были закреплены в судебной практике», – поясняет эксперт Боломатов.

Регион Причина Сумма компенсации
Сургут Смерть двухлетней девочки из-за невнимательности педиатра 3 млн. руб.
Петропавловск-Камчатский Врачи не выявили вовремя патологию у роженицы 2,1 млн. руб.
Саратов Из-за врачебной ошибки женщина погибла во время родов 1 млн. руб. мужу и 800 тыс. руб. матери погибшей
Челябинская область Врачи по ошибке удалили у пациентки щитовидную железу 1 млн. руб.
Хабаровский край Новорожденный ребенок погиб по вине врачей 1 млн. руб.

 

По сравнению с мировой практикой – это капля в море. Так, абсолютным рекордом стала присужденная недавно британским судом компенсация в размере 15 млн. фунтов стерлингов мальчику, ставшему инвалидом в результате действий врачей при родах. Из-за кислородного голодания при рождении Джеймс Робшоу получил диагноз ДЦП. При полностью сохранном интеллекте у него парализованы конечности, а общаться он может только при помощи специального аппарата, управляемого глазами.

При назначении компенсации суд учитывал стоимость пожизненной терапии, в том числе оплату услуг сиделки, работающей под руководством врача-специалиста по нарушениям мозговой деятельности; стоимость необходимого пациенту медоборудования и его обслуживание; необходимые перестройки дома – такие как, например, создание специальной терапевтической зоны; компенсацию за потерю дохода в течение всей жизни.

На рассмотрение дела у суда ушло шесть лет – представители британской системы здравоохранения не торопились признать свою вину, вероятно пытаясь избежать потока аналогичных претензий.

А вот Соединенные Штаты Америки являются бесспорным лидером по количеству медицинских исков. По статистике на 1 млн. граждан приходится 170-200 жалоб.

Лидируют США и по стоимости врачебных ошибок – на выплату компенсаций и сопутствующие расходы уходит около 2,4 % всех затрат США на здравоохранение.

Если говорить о суммах, компенсации за промахи медиков колеблются в США в диапазоне $200 000–500000, иногда ущерб исчисляется миллионами. Значительность сумм, по сравнению с другими странами, объясняется рядом особенностей, среди которых — высокие расходы на суды присяжных, условный гонорар юристам, «раздельная» оплата судебных издержек сторонами и, конечно же, то, что система здравоохранения США не предполагает всеобщего медицинского страхования, и на помощь государства в решении возникших по вине медиков проблем рассчитывать не приходится.

Но вернемся к российской действительности. «Справедливо решать вопрос о компенсациях опираясь на сохранение уровня жизни родственников пострадавшего, – утверждают юристы. Суть его состоит в том, что «уход из жизни или снижение качества жизни должно быть компенсировано таким образом, чтобы максимально снизить неудобства пострадавшего».

Как следует себя вести, если пришлось столкнуться с халатностью или низкой квалификацией врачей?

Как доказать факт совершения врачебной ошибки?

Чтобы привлечь медицинского работника к ответственности, необходимо доказать факт виновности в совершенной врачебной ошибке. Для этого необходимо установить недостатки оказания медицинской помощи, медицинских услуг, несоответствие действий медицинского работника существующим в современной медицине правилам, нормам, стандартам. Утвержденных на государственном уровне стандартов, методик медицинской помощи и лечения, руководств, правил, единых требований к оформлению медицинской документации и обязательного электронному дублированию на независимом едином для медицинского учреждения носителе не существует. Федеральный перечень дефектов, в том числе дефектов оформления медицинской документации, не имеет официального утверждения. Отсутствие единых требований к ведению и оформлению медицинской документации, непосредственное заполнение врачом без дополнительного дублирования распространяют практику последующего исправления внесения корректив в медицинские документы.

Наиболее важным доказательством в доказывании врачебной ошибки  является экспертиза.

В случае смерти пациента, при проведении экспертизы устанавливается  причина, которая привела к летальному исходу. В России для установления причины смерти проводятся судебно-медицинская и патологоанатомическая экспертизы. Согласно п. 11 «Положения о порядке проведения патологоанатомических вскрытий» производится вскрытие, в обязательном присутствии лечащего врача (с которым эксперт, как правило, хорошо знаком, поскольку является работником того же медицинского учреждения). Можно догадаться о том, какое заключение будет вынесено.

Ст. 53 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» закреплено право на проведение независимой экспертизы, но не по всем видам экспертиз, а лишь патологоанатомической и военно-врачебной экспертизы. Несмотря на это, в настоящее время  положения о независимой экспертизе,  нет, и проводимые независимые медицинские экспертизы не имеют юридического регламентирования.

Сколько стоит вред, причиненный врачебной ошибкой?

Судебная оценка стоимости врачебной ошибки представляет собой небольшие суммы, не покрывающие затраты на сбор доказательств, юридическую помощь, потраченное время в процессах.

В соответствии с Основами законодательства об охране здоровья в России существуют три вида системы здравоохранения — государственная, муниципальная и частная. Право возмещения материального ущерба и морального вреда, нанесенного пациенту во время оказания ему некачественной медицинской помощи, в России закреплено статьями 1064-1101 ГК РФ; ст. 14-17 закона «О защите прав потребителей»; ст. 66, 67, 69 «Основ законодательства в РФ об охране здоровья граждан». Возмещению подлежит утраченный заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии. Что же касается компенсации морального вреда, то они не имеют четкого определения в законодательстве. Истец не может требовать какой-либо конкретный размер суммы возмещения, а лишь имеет право на компенсацию определяемую судом. Не смотря на все вышеизложенное, доказать врачебную ошибку можно и бороться с недобросовестными врачами нужно.

Прежде всего, мы рекомендуем внимательно и тщательно выбирать лечебное учреждение и лечащего врача. Если возникают подозрения в профессиональной непригодности врача и компетентности лечебного учреждения – следует потребовать предъявить лицензию, узнать специализацию  лечащего врача. Если предстоит хирургическое вмешательство — необходимо задать вопросы о противопоказаниях, возможных осложнениях, предполагаемом периоде лечения и реабилитации.

Согласно ст. 32 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» говорится: «Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина. В случаях, когда состояние гражданина не позволяет ему выразить свою волю, а медицинское вмешательство неотложно, вопрос о его проведении в интересах гражданина решает консилиум, а при невозможности собрать консилиум – непосредственно лечащий (дежурный) врач с последующим уведомлением должностных лиц лечебно-профилактичес­кого учреждения. Так что нужно требовать подписать информированное добровольное согласие. В договоре добровольного информированного согласия  должно быть понятно все. Если что-то вызывает вопросы, следует уточнить это до его заключения.

С момента обращения в медицинское учреждение важно сохранять все документы (история болезни, выписки, результаты анализов и т. д.), а также все чеки за платные медицинские услуги и купленные лекарства.

Также следует снять копию со своей медицинской карты. Если медицинское учреждение отказывается выдать на руки карту, ссылайтесь на Статью 31 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан», где черным по белому записано: «Каждый гражданин имеет право в доступной для него форме получить имеющуюся информацию о состоянии своего здоровья».

Беседы с лечащим врачом лучше записывать на диктофон. В заключение хочется пожелать нашим читателям отменного здоровья, тогда риск стать жертвой чужой ошибки нивелируется сам собой.

Вероника Селезнева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *